?

Log in

No account? Create an account
Песков

peskow


Песков Михаил Владимирович


Previous Entry Share Next Entry
Радиоактивные отходы покинут Москву до июня месяца
Песков
peskow
Оригинал взят у anna_nik0laeva в Радиоактивные отходы покинут Москву до июня месяца

Москву покинут радиоактивные отходы от установки «У-5», находящиеся в здании 1945 года постройки, на территории ВНИИНМа им. Бочвара, по адресу ул. Берзарина 38. Сама установка с территории института уже полностью вывезена. Сейчас, главную экологическую проблему для города несет здание, где многие годы работали с плутонием и другими радиоактивными материалами.

Раньше, даже упоминать о названии установки было равно разглашению государственной тайны. Государство выделило несколько сотен миллионов рублей, чтобы радиоактивные отходы были полностью вывезены с территории столицы и утилизированы на предприятии «Маяк». Работы планируется завершить примерно в июне этого года. Точнее сказать во время встречи с населением не смогли даже руководители института. Вывоз остатков зараженных строительных отходов, несмотря на «демократию и гласность», все равно является делом повышенной опасности и секретности.

«У-5», которая является стендовым прототипом радиохимических заводов, расположена на территории института. Она использовалась для исследований, которые проводились в 1946-1965 гг. Установка была законсервирована по основному производству в 1965 г. В здании, где находится установка, некоторое время продолжали работать лаборатории по исследованию и отработки технологий дезактивации, проходила разработка дезактивирующих и локализирующих полимерных покрытий« — говорится на официальном сайте НИИ http://bochvar.ru

За время, что я пишу блог, не скрою, было всякое. Поэтому, приглашение на беседу с директором одного из самых засекреченных столичных НИИ, Ивановым Валентином Борисовичем за три дня до общественных слушаний, приняла с опаской. Если честно, целый день пыталась осмыслить, где здесь подвох? Да, я местный блогер, но почему именно со мной решило встретиться руководство института — для меня загадка до сих пор. Всего лишь один раз я написала про этот институт и теперь меня ждали на разговор. На беседу я собиралась, как на самое серьезное редакционное задание в жизни. Да еще и не одна, со мной согласились пойти муниципальный депутат Татьяна Логацкая и юрист из «Яблока» Елена Морозова. Пресс-служба без проблем согласилась оформить пропуска на моих друзей.

Нас ожидали трое представителей руководства. Двое сидящих за столом представились и оставили свои визитки, один представился, но визитку не дал и сразу вызвал у меня подозрения. «Особист» — подумала блондинка. «Шпионка» — подумал «особист» (шутка). Напряжение внезапно спало, когда я задала очередной дилетантский вопрос. Сидящие напротив серьезные мужчины рассмеялись от души, а я поняла, что подозрения относительно меня, если они и были, испарились. Тем не менее, на общественных слушаниях товарищ сначала сделал вид, что мы не знакомы, хотя чисто случайно, мы опять сидели на соседних креслах и даже поздоровались. Совпадение. Дальше мы беседовали вполне непринужденно, пили чай и кофе и я даже расстроилась, что время встречи так быстро закончилось.



Институт уже давно занимается проблемами ядерных отходов. Мы вряд ли узнаем обо всех открытиях, что были сделаны за этими стенами, т.к. строгая секретность и государственная тайна окутывает всю деятельность этого старейшего оборонного НИИ. Много интересного рассказал нам Валентин Борисович. И то, как стоял по колено в радиоактивном снегу после неведомой аварии на неведомом полигоне. И то, как безграмотно была организована эвакуация населения после Чернобыльской аварии, как приходилось с дозиметрами ходить по квартирам и отбирать «фонящие» вещи. Рассказал, что все вагоны поездов после эвакуации также стали радиационно опасны. Сотрудники ВНИИНМа первыми поехали на место Чернобыльской катастрофы, и все живы до сих пор, никто не умер с 1986 года. Потому что они были профессионалами, соблюдали элементарные правила техники безопасности, о которых не ведали, или забывали, ликвидаторы-добровольцы из народа.

Директор НИИ сыпал названиями неизвестных простому человеку полигонов, отраслевых лабораторий, ядерных реакторов и секретных установок. Он травил байки ... а я пыталась воспринять хотя бы часть информации, что валом обрушивалась на мою голову.

Сейчас институт им. Бочвара разработал и пытается внедрить сверхпроводники, позволяющие снизить почти до нуля потери электроэнергии в проводах. По словам сотрудников, с помощью их открытий можно собрать практически вечный двигатель. Вопрос только, что мало кому эти изобретения интересы, поставить их на поток до сих пор не удалось. Что там производство, даже ушлые коммерсанты в упор не видят от изобретений возможной выгоды и денег не вкладывают. Все-таки образование у нынешних предпринимателей, родом из 90-х, слабое звено.

Мы увидели множество фантастических экспонатов, таких, как необычная сварка, насквозь прошившая опытные образцы строительной арматуры, или крошечная пуля, похожая на капсулу таблетки, пробивающая броню любого танка. Все эти «игрушки» представлены на стендах внутри НИИ. Кто видит эти достижения и интересуется ими, кроме «американских шпионов» и узких специалистов на выставках? Вопрос открытый.

Я сама слышала пугающие рассказы очевидцев с ул. Рогова, как с территории ВНИИНМа ночью выбрасывают под огромным давлением некие отходы, и летят они мощным дымным столбом до самого неба, далеко-далёко. «Однажды, котельную рвануло, было как-то дело, столб пара был» — ответил на мой вопрос сотрудник института, — «но там никакой радиации нет и быть не может». Рассказали нам и о том, что однажды жгли документы на территории института в специальной печке с трубой, повалил густой дым, и жители сразу же вызвали пожарных: «Институт горит!».

В том, что за высоким забором плутоний в карманах носят, уверены некоторые москвичи. Именно бдительные граждане вызывают дрожь в руках главы ВНИИНМа, вынужденного по долгу службы общаться с населением, давать ответы на шизофренический бред анонимных доброжелателей и опровергать слухи о ядерных испытаниях в здании института.

По привычке, я хотела щелкнуть то самое здание, где находился секретный ядерный объект, но мой порыв охладил плакат о запрете съемки. Фотоаппараты, батарейки, флешки и даже наушники — все сдается в специальную камеру хранения. «Я пришлю вам фото, не переживайте», заверил меня глава пресс-службы. Эх, какой красоты плакаты украшали вход: «Ядерная безопасность начинается с проходной», «Никому не передавай свой пропуск» — жаль, нельзя было заснять даже их.


«Да у них там бабулька на проходной сидит, никакой безопасности» — услышала я, как во время общественных обсуждений сказала одна ушлая пенсионерка. «Зачем вы обманываете, как вам не стыдно!» — я все-таки не удержалась, и вступила в дискуссию с нахальной бабкой.

Нас фотографировали на разовый пропуск в специальной комнате, по одному. Паспорта закладываются в ящик, и уезжают за зеркальное стекло, где невидимый сотрудник проверяет наши документы. Фирменные шутки: «сейчас оформим кредиты и ипотеку на всех» сопровождали нашу веселую делегацию и туда и обратно. Вход охраняют солдаты с автоматами. Последний рубеж — нас взвешивали (я не шучу) на специальной решетчатой вертушке, отсканировав за несколько минут от пяток до макушки и осмотрев сумки. А что вы хотели? Ядерная безопасность страны — это вам не игрушки. На обратном пути мы проделали все тоже самое, только в обратном порядке.

«Хотите посмотреть на счетчик Гейгера на здании?» — спросил нас глава пресс-службы. Счетчик не показывал ничего сенсационного. Можете принести свой дозиметр, и все измерить, никаких превышений нормы у нас на территории не будет«. Возможность для тех жителей, кто опасается радиации, проверить все своими дозиметрами, Валентин Иванов пообещал на общественных слушаниях в Щукино. Потому что другого выхода нет. Либо мы вывозим обломки ветхого здания со всеми предосторожностями и разрешаем гражданам мониторить обстановку вокруг, либо здание рано или поздно может рухнуть само. Разнос радиоактивной пыли и ущерб здоровью жителям в данном случае неизбежен и допустить этого нельзя.

Когда все остатки разрушенного здания окончательно запакуют в спецконтейнеры , то вывозить их станут через институт им. Курчатова. Точных сроков никто назвать не берется, все зависит от обстоятельств. Конечно, все материалы и сама установка «У-5» уже вывезена, однако, нельзя исключать, что в процессе разбора конструкций в здании могут обнаружить какие-нибудь сюрпризы, вроде проникшего в швы между плитами, плутония. В этом случае, все службы ВНИИНМа встанут под ружье в любое время для и ночи.

Продолжение следует...

Фото: googlе

На Эхо Москвы http://echo.msk.ru/blog/anna_nikolaeva/1485824-echo/